Разделы сайта

Tropic world save up to 25% click here

Поиск

Искать

Расширенный поиск

Искать
Брест-ИнтуристБрестБеловежская пуща → БЕЛОВЕЖСКУЮ ПУЩУ ПИЛЯТ, ПИЛЯТ, ПИЛЯТ...

БЕЛОВЕЖСКУЮ ПУЩУ ПИЛЯТ, ПИЛЯТ, ПИЛЯТ...


Природный парк


Конец XX — начало XXI века войдут в историю Беловежской пущи как период невероятных потрясений, страданий и угроз. Именно в этот период природные ресурсы Беловежской пущи в очередной раз стали эксплуатироваться такими методами и в таких количествах, что возникла угроза уничтожения Беловежского Первобытного Леса и потери уникального природного комплекса для будущих поколений. В 1994 году, когда Национальный парк "Беловежская пуща" перешел в подчинение Управления делами Президента РБ, начался курс на коммерциализацию парка и развитие в нем интенсивной хозяйственной деятельности для получения коммерческого дохода. Руководил всем этим тогдашний управляющий этого ведомства Иван Титенков. Естественно, охрана природы и наука, которые и до этого были не на первых местах, совсем ушли "в тень". В парк назначили руководителей, которые до этого никакого отношения к заповедному делу и охране природы не имели.
Георгий КОЗУЛЬКО, кандидат биологических наук, "Народная воля"
Конец XX — начало XXI века войдут в историю Беловежской пущи как период невероятных потрясений, страданий и угроз. Именно в этот период природные ресурсы Беловежской пущи в очередной раз стали эксплуатироваться такими методами и в таких количествах, что возникла угроза уничтожения Беловежского Первобытного Леса и потери уникального природного комплекса для будущих поколений.
ЛЕСОПИЛЬНЫЙ ПРОЕКТ
В 1994 году, когда Национальный парк "Беловежская пуща" перешел в подчинение Управления делами Президента РБ, начался курс на коммерциализацию парка и развитие в нем интенсивной хозяйственной деятельности для получения коммерческого дохода. Руководил всем этим тогдашний управляющий этого ведомства Иван Титенков. Естественно, охрана природы и наука, которые и до этого были не на первых местах, совсем ушли "в тень". В парк назначили руководителей, которые до этого никакого отношения к заповедному делу и охране природы не имели.
Здесь начали разводить лошадей, гусей, бычков, расширили сельскохозяйственные угодья. Одно время даже прорабатывали идею организации фермы и содержания свиней. Забрали у госторговли магазины, включили их в состав национального парка и развернули торговлю. Довели высокие планы заготовки березового сока, грибов, ягод, лекарственных растений. Начали строить цеха по переработке древесины, создавать другие мелкие производства. Кульминацией всего стал разработанный в 1998 г. проект по строительству большого деревоперерабатывающего цеха в д. Каменюки, центральной усадьбе парка. Для закупки пилорамы в Германии взяли огромный рублевый и валютный кредит — более 1, 5 миллиона долларов США в эквиваленте. Постепенно национальный парк превратился в своего рода агро-торгово-промышленный комплекс.
Надо сказать, что многие "новации" не оправдали себя. Одни были в своей основе авантюрны и закончились полным провалом, другие — нерентабельны. Ведь лесники не могут одновременно являться коневодами и гусеведами. А валютный деревоперерабатывающий проект (кстати, подготовленный тайно, без широкого обсуждения и экологической экспертизы в прямом ее понимании) стал кульминацией непрофессионализма, бездарности и глупости. Пилорама оказалась бывшей в употреблении, поэтому часто ломалась. Вот и попал парк в финансовую долговую кабалу, из которой он не в состоянии выпутаться. А тысячный коллектив стал заложником этой авантюры.
Для "прорыва" из тупиковой ситуации в мае 2001 года новое руководство Управления делами назначает генеральным директором Николая Бамбизу, хорошо известного белорусской общественности по скандальным публикациям в связи с вырубкой уникальных Припятских пойменных дубрав в бытность его директором Припятского национального парка (кстати, под его руководством в этом парке также был построен огромный деревоперерабатывающий завод).
Таким образом, Николаю Бамбизе поручалась священная миссия — стать спасителем Беловежского края. Правда, и работников парка, и широкую общественность взволновало одно обстоятельство. Ведь Беловежская пуща — это не только злополучный лесозавод. Это еще и знаменитый на весь мир биосферный заповедник. Он настолько ценен для Европы, что его включили в список Мирового наследия человечества! Единственный природный объект в Беларуси!
СПЛОШНЫЕ САНИТАРНЫЕ РУБКИ
Опасения людей оправдались полностью. Буквально с первого дня работы Н.Бамбиза навязал заповеднику, известному давними природоохранными традициями, лесхозовскую практику — рубить живой лес. После первого ознакомления с лесом Н.Бамбиза приказал вырубать старые деревья с признаками заболеваний, усыхания вершин и ослабления. Лесники были шокированы таким поворотом. "Ведь это же Пуща, а не лесхоз, — пытались встать на защиту своего заповедника специалисты. — Потому ее и сохранили, что не рубили живые деревья, а лишь сухостой. Если к Пуще применить инструкции лесхоза, то больше половины леса надо отдать под топор".
Многие местные жители, влюбленные в свой чудный край, впервые столкнулись с таким открытым вандализмом в отношении природы Беловежской пущи. В белорусской части Беловежской пущи по окончании войны было установлено негласное правило: ни одного срубленного живого дерева. Даже если на дереве осталась одна живая ветка, оно должно дожить свой век. Это — пущанский закон. Ведь такое дерево является средой обитания для многих редких и уникальных видов растений и животных, которые в других условиях жить не могут. Такие деревья хранят огромное биологическое разнообразие. А здесь усилия и старания нескольких поколений пущанских ученых и работников одним махом были перечеркнуты, а опыт и знания выброшены за ненадобностью. Через пару дней те же лесорубы пилили пни, засыпали их песком, чтобы скрыть следы...
К несчастью, через месяц началась новая волна массового размножения стволового вредителя ели — жука короеда-типографа. Причиной тому послужили крайне неблагоприятные погодные условия предыдущих лет, в результате чего еловые насаждения оказались ослабленными. Поэтому, как только появились первые признаки поражения ельников короедом, был отдан приказ на вырубку этих участков. В том числе и живого леса, находящегося в природной управляемой зоне (II категория охраны).
Дальше и этого показалось мало. Николай Бамбиза решил внедрить в Беловежскую пущу чисто лесхозовские методы ведения лесного хозяйства и организовать сплошные санитарные рубки в Первобытном Лесу. Для этого наспех создали комиссию. Обосновали сплошную вырубку первых 50 гектаров на охраняемой территории. Подготовили соответствующие документы, подали их в Минприроды и Минлесхоз, откуда получили разрешение.
Однако сработал "общественный предохранитель". В это время в Беловежской пуще проходил международный семинар по экотуризму. Участвовавшие в нем белорусские "зеленые", прибывшие в качестве наблюдателей, а также и специалисты Минприроды узнали о готовящемся "дремучем деле" и подняли шум. В прессе появились публикации, разоблачающие далеко идущие планы рубок в Беловежской пуще.
Минприроды приостановило действие разрешения на рубки и приказом № 178 от 24 июля 2001 г. создало комиссию для решения вопроса о целесообразности проведения сплошных санитарных рубок в Беловежской пуще. В ее состав были включены ведущие ученые и специалисты республики. Комиссия, собравшись в Беловежской пуще и тщательно изучив обстоятельства дела, пришла в своем большинстве к заключению о недопущении проведения сплошных санитарных рубок в национальном парке как мероприятии, противоречащему основным целям и задачам этого учреждения.
Однако подготовленный комиссией акт так и остался неподписанным: "обиженная" дирекция парка совместно с представителями Управления делами отказались его завизировать. Не устроило администрацию и второе, компромиссное решение расширенной комиссии, которая также подтвердила запрет на проведение сплошных санитарных вырубок живого леса, но дала разрешение на рубку свежезаселенных елей.
МИФЫ СТОРОННИКОВ РУБКИ ПУЩИ
Комиссией были выявлены многочисленные нарушения технологии рубок в условиях поражения короедом-типографом. Древесина с делянок не вывозилась месяцами. Если на 5 июля 2001 г. в лесу оставались невывезенными 1019 куб. метров древесины, то на 1 января 2002 г. ее запас составлял 15 608 кубометров. То есть основные усилия направлялись на то, чтобы побольше срубить деревьев. А дальнейшая их судьба уже мало волновала руководство.
Хотя официального разрешения на сплошные санитарные вырубки леса не было, однако лесорубы по устному приказу директора уже вовсю рубили живые деревья, не имеющие даже малейших признаков поражения короедом. В квартале 685 совершенно необоснованно под рубку был отведен почти целый выдел совершенно здоровых деревьев, в том числе и старовозрастные, генетически особо ценные ели-великаны, а в квартале 507 под сплошную рубку было отдано 2, 5 га смешанного древостоя. Все это зафиксировано в акте комиссии.
Комиссия отметила, что для борьбы с короедом, кроме рубок, не предпринято больше ничего. Не только не применялись феромонные ловушки, но не были выложены даже ловчие деревья.
Современная наука и практика говорят, что наибольший эффект в борьбе с короедом дает комбинированный метод: выкладка ловчих деревьев с последующим их окариванием или вывозом из леса после заселения короедов, применение феромонных ловушек для привлечения короедов к ловчим деревьям и своевременная вырубка пораженных деревьев, а также качественный мониторинг и грамотный прогноз. Рубка же, особенно если она проводится с нарушением сроков и технологической дисциплины, имеет крайне ограниченный эффект, либо даже способствует распространению короеда-типографа.
На охраняемых территориях в Европе для сохранения биологического разнообразия рубки не ведутся вообще. Природа сама справляется с короедной вспышкой. Однако администрацией Беловежской пущи современный мировой опыт в борьбе с короедом полностью проигнорирован. Здесь основные усилия направлены на вырубку древостоев. Единственным разумным объяснением этого является желание взять побольше ценной древесины, необходимой для промышленных и коммерческих целей.
УНИЧТОЖЕНИЕ ПУЩИ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
Какие же выводы сделало руководство национального парка и Управление делами после разоблачения и грандиозного скандала в прессе и среди общественности? Надо сказать, что не только сделали выводы, но и воплотили их в практику:
1. Уволили из парка всех, кто не согласился с генеральной линией администрации. Среди уволенных и уволившихся многие профессиональные, порядочные и грамотные специалисты — экономисты, лесники, научные работники, производственники и другие, кто отдал Беловежской пуще большую часть своей жизни. Уволили даже бывшего директора, потомственного лесника Евгения Смоктуновича, который не согласился участвовать в вандализме против святыни белорусского народа.
2. Для выполнения лесозаготовительных работ создали бригады наемных рабочих из других регионов страны, которые приехали в Пущу заработать денег. Для них Пуща ничего не значит, и они готовы выполнить любой приказ дирекции.
3. Еще более засекретили свою деятельность, ограничив доступ общественности и журналистов на территорию Беловежской пущи и запретив работникам парка предоставлять даже самую обычную информацию.
4. Не прекратили рубку живого леса, а стали проводить ее подпольно или под прикрытием лесохозяйственных мероприятий. Весной прошлого года в качестве ловчих деревьев для короеда было выложено 3500 кубометров ели. Однако для этих целей были взяты не худшие тонкомерные деревья, а спилен отличный строевой старовозрастной лес. Хотя можно было использовать ели, сломанные и вывернутые после прошедшего над Пущей в конце февраля сильнейшего урагана, что могло бы спасти от вырубки около 10 условных гектаров живого елового леса. В результате сотни старых, совершенно здоровых и генетически наиболее ценных деревьев, среди которых были и ели-великаны, ушли под топор. А ведь такие деревья и создают неповторимый колорит Беловежской пущи.
В феврале прошлого года был подготовлен приказ на рубку и выкладку 150 кубометров сырорастущей осины для подкормки диких животных. Ни один директор ранее не позволял использовать для этих целей живой лес.
И наконец, вырубка старых живых сосен, имеющих древесину высшего качества! Первые такие деревья были найдены мною в мае 2002 года в Пашуковском лесничестве. Затем летом зафиксированы случаи вырубки таких деревьев на ветровале во время уборки леса после урагана. Осенью началась массовая вырубка гигантских сосен во многих кварталах Королево-Мостовского лесничества. А в настоящее время в этом лесничестве полным ходом идет сплошная вырубка элитного старовозрастного леса.
5. Вырубили в лесу даже постоянные пробные площади, служившие в течение 30—40 лет для проведения научного мониторинга. Эти площади представляют огромную ценность для науки и имеют сертификат ЮНЕСКО, выданный для биосферного заповедника. Поляки на таких площадях сделали науку мирового уровня. А у нас их под топор.
6. Продолжают грубо нарушать технологию рубки в условиях массового развития короеда. Заготовленный лес месяцами не вывозится. Своевременно не вывезли и не окорили даже выложенные ловчие деревья. Спрашивается, зачем тогда их рубили? Чтобы короеда больше развести?
7. Объемы рубки леса еще больше увеличили и довели до 48.100 кубометров древесины на первый квартал 2002 года и 56.600 кубометров на третий квартал. А ведь в лесу скопились "горы" невывезенной древесины — до 80 тысяч кубометров (!). Лесозавод также завален кругляком, уже некуда складывать. Древесина гниет и приходит в негодность. А Пущу все пилят, пилят и пилят...
ЭПИЛОГ (ВЕСЬМА СТРАШНЫЙ)
В условиях полной закрытости и секретности, игнорируя и нарушая природоохранное законодательство, нынешние "хозяева" безжалостно уничтожают Беловежский Первобытный Лес — святыню белорусов и Мировое Наследие. Сегодня Беловежской пуще угрожает не короед-типограф. Ей угрожает "короед двуногий", не признающий заповедной науки, не знающий законов экологии, лживый, грубый и ненасытный. На уникальную, хрупкую в своем равновесии территорию Беловежского Первобытного Леса пришел деревоперерабатывающий комплекс с вполне понятными и очевидными для всех целями и задачами. Сегодня этот комплекс представляет собой смертельную опасность для Беловежской пущи.
Под видом "охраны" и "сохранения" Беловежской пущи этот комплекс развернул гигантскую деятельность, которая разрушает выработанные поколениями пущанцев природоохранные принципы и традиции и навязывает свою примитивную леспромхозовскую практику.
Единственным выходом из ситуации видится привлечение внимания к проблемам Пущи всех международных природоохранных организаций, в первую очередь ЮНЕСКО, МАБ и Совета Европы. Тем более, что в конце января в Отделе природного и культурного наследия Совета Европы состоится очередное заседание комиссии по вопросу выполнения европейскими заповедниками и парками рекомендаций Диплома Совета Европы, которым награждена и Беловежская пуща.
P.S.
ЖУРНАЛИСТЫ ПРЕДЛОЖИЛИ ООН СЪЕЗДИТЬ В БЕЛОВЕЖСКУЮ ПУЩУ
12 журналистов белорусских и российских СМИ обратились к главе представительства ООН в Беларуси Нилу Буне с предложением организовать совместную пресс-экспедицию в национальный парк "Беловежская пуща".
"Это письмо, - пишут они, - мы направляем, осознавая свой гражданский и профессиональный долг - знать правду, чтобы писать правду. Речь идет о судьбе объекта всемирного природного наследия - биосферном заповеднике "Беловежская пуща". В обращении отмечается, передает БелАПАН, что "Беловежский лес находится под угрозой планово-директивной и жесткой эксплуатации. С каждым годом увеличиваются высечки, приобретая промышленный размах. Это красноречиво свидетельствует о господствующих в пуще вандалистских тенденциях вместо природоохранных, определенных статусом и юридическими нормами".
Журналисты сообщают, что в последние два года белорусская пресса - в основном, независимая - часто обращалась к этой теме, пытаясь прекратить промышленное давление на Беловежскую пущу, которая является самым старым лесом Европы. "Однако руководство национального парка "Беловежская пуща" и госструктуры, которые несут ответственность за экологическую безопасность страны и исполнение ряда конвенций ООН, игнорируют голос общественности, отвечая на критику еще более жесткой эксплуатацией заповедных запасов", - говорится в обращении.
Его авторы предлагают в ближайшее время провести трехдневную пресс-экспедицию в Беловежскую пущу с участием ученых и представителей общественности. По результатам экспедиции они предлагают провести пресс-конференцию или "круглый стол" на тему промышленного уничтожения биоразнообразия древнего леса. Журналисты просят Нила Буне приобщиться к этой совместной акции, стать ее "полноправным организатором и компетентным участником". Обращение подписали такие известные журналисты, как Татьяна Антонова (газета "Труд"), Валерий Дранчук ("Белавежская пушча"), Марина Загорская ("Белорусская деловая газета"), Анатолий Козлович ("Народная воля"), Олег Карпович ("Свободные новости плюс"), Анна Соусь (Радио Свобода), Александр Хилимон ("Комсомольская правда"), Вероника Черкасова ("Белорусская газета") и другие.
Комментируя БелаПАН это обращение, редактор газеты "Белавежская пушча" Валерий Дранчук отметил: "Мы хотим, чтобы журналисты вместе с учеными и представителями общественности увидели на месте проблемы уникального леса, услышали ответы на свои вопросы и написали правду. Ведь в пуще полным ходом идет масштабная промышленная вырубка элитного древнего леса. Среди бывших работников национального парка, которые потеряли должности из-за своей последовательной принципиальной позиции, есть отличные специалисты и ученые, подлинные патриоты пущи. Это уже сила, которой прежде, пожалуй, не было".


Источник: http://old.ucpb.org