Разделы сайта

Tropic world save up to 25% click here

Поиск

Искать

Расширенный поиск

Искать
Брест-ИнтуристБрестИстория → Первая мировая закончилась... в Бресте?

Первая мировая закончилась... в Бресте?





До распада СССР заключение мирных договоренностей между большевиками и немцами официально объяснялось необходимостью передышки, используемой для укрепления молодой «красной» республики. Однако после распада Союза Брестский мир оказался в самом эпицентре гипотез, которые иначе как шпиономанией и не назовешь.

Владимира Ильича Ленина – инициатора упомянутых переговоров – вдруг объявили немецким шпионом. На том основании, что сначала кайзер спонсировал его приход к власти, а затем, в качестве оплаты, получил значительные территории бывшей царской империи. Сия гипотеза базируется всего-то на расписке марксиста Александра Парвуса о получении им денег на организацию забастовки еще до Февральской революции и нескольких более поздних банковских платежей на счета других физических и юридических лиц, знакомых с Лениным. Не проплачивали немцы (интересно, как бы это выглядело, исходя из каких сумм на человека?) ни знаменитый выстрел с «Авроры», ни штурм Зимнего дворца, ни поддержку 10 тысяч матросов и 20 - 30 тысяч красногвардейцев Петрограда. Никаких прямых доказательств сотрудничества Ленина с Германией, как и подтверждения его обязательств перед этой страной, нет.

Не менее любопытна и другая появившаяся теория, претендующая на сенсационность: ленинское правительство было подвержено сильному влиянию английской разведки, то есть, по сути, выполняло тайные поручения Англии и Франции. Это обвинение было выдвинуто только на том основании, что советская делегация предложила прекратить переброску немецких войск на Западный фронт. Для упомянутых стран это действительно было, что называется, в тему: к началу весны германское руководство готовило большое наступление на Западном фронте, подразумевавшее перегруппировку войск, отправку солдат во Францию, Бельгию и Турцию. Однако и эта теория крайне несостоятельна – по той лишь причине, что после октября 1917 года ни англичане, ни французы не приняли в качестве союзника новую власть в России.

Не слабость, а расчет
При существующей сегодня политической и исторической конъюнктуре все же есть достаточно оснований утверждать – Ленин не был ничьим агентом и ничьей марионеткой. Он вел собственную игру, продиктованную сложившимися обстоятельствами. В связи с этим переговоры с немцами воспринимаются более как проявление прагматизма, чем слабости.

Переговоры, приведшие к подписанию Брестского мира, стали неизбежностью после того, как большевики взяли власть в стране. 26 октября (8 ноября) 1917 года II съезд Советов принял Декрет о мире. Мир тогда был близок и понятен крестьянам и рабочим, его ожидали во многих государствах уже более трех лет. Сегодня тогдашнее стремление к миру назвали бы главной фишкой партийной программы. Этим Декретом большевики де-факто исключили Россию из числа стран Антанты, продолжающих придерживаться политики «войны до победного конца». В связи с непредсказуемостью дальнейших событий, предполагающих в том числе и объединение Германии и Антанты против республики Советов, Ленин решил упредить ситуацию: блокироваться с Германией против Англии и Франции.

Это был хорошо просчитанный ход, позволяющий продолжать сталкивать противников лбами, при этом по возможности оставаясь в стороне. Кроме этого, сами переговоры, по сути, оказались первой серьезной пиар-акцией недавно образованного советского правительства. Вряд ли оно рассчитывало на быстрое признание со стороны мирового сообщества, зато из Брест-Литовска регулярно раздавались призывы, предназначенные для народов воюющих стран, а не их властителей. «Завершайте войну, которая вам не нужна, а если вас принуждают воевать, направьте штыки в другую сторону: ваш враг не в соседнем окопе. Свергайте правительства, если хотите мира – примером вам советская Россия».

Согласие немецкой стороны участвовать в переговорах мотивируется как минимум двумя причинами: во-первых, у Англии и Франции вместо выбывшей из Антанты России может появиться новый серьезный союзник – США. Во-вторых, воевать на один фронт всегда легче, чем на два. Однако требуются ресурсы для дальнейших боев и наступлений – и здесь немцы начинают выдвигать свои жесткие ультимативные требования. Возможно, даже не предугадывая, что излишние аппетиты чреваты гибельными последствиями.

В результате Брестского мира от советской России была отторгнута территория площадью 780 тыс. кв. км с населением 56 миллионов человек (треть населения Российской империи), на которой находились (до революции): 27 % обрабатываемой сельскохозяйственной земли, 26 % всей железнодорожной сети, 33 % текстильной промышленности, выплавлялось 73 % железа и стали, добывалось 89 % каменного угля и изготовлялось 90 % сахара; располагались 918 текстильных фабрик, 574 пивоваренных завода, 133 табачные фабрики, 1685 винокуренных заводов, 244 химических предприятия, 615 целлюлозных фабрик, 1073 машиностроительных завода и проживало 40 % промышленных рабочих. Одновременно удерживать в подчинении эти земли и продолжать терять в боях тысячи соотечественников кайзеровской Германии оказалось не под силу. Оказавшись обладательницей поистине неисчерпаемых ресурсов, Германия все глубже вязла в трясине войны, но у ее солдат уже не было ни сил, ни желания воевать, этому во многом способствовала большевистская пропаганда на местах. Революционными идеями многие германские солдаты и офицеры «заразились» именно в России и оттуда «экспортировали» их на родину. Ленинские прогнозы сбылись: массовое недовольство, достигнув критической точки, завершилось революцией в самой Германии в том же 1918 году.
Вскоре после этого закончилась и Первая мировая война...


Источник: http://virtual.brest.by